Единый цифровой толкучка ЕС: еще не запущен, но уже интересен Украине

На Киевском форуме безопасности 12 апреля Петруша Порошенко в на очереди раз заявил о так называемой «секторальной интеграции» в Евросоюз. Таким образом руководство намерены постепенно сблизить Украину с Евросоюзом в разных сферах в промежуток времени подготовки к полноценному членству. Промежду прочих вариантов (Шенгенская авлакоген, энергетический армия и другое) Порошенко упомянул и присоединение к единому цифровому рынку (ЕЦР) ЕС.

Несмотря на довольно абстрактное название, единый цифровой торжок это довольно важный и точно написанный план. Однако этот план пока находится на этапе планирования, а у стран-участников хватает разногласий по нему. Тем не менее за день до выступления Порошенко в Киеве о цифровом рынке говорили в Европе — ведь 22 страны наконец подписали совместную декларацию о создании Европейского партнерства по блокчейну. Сам по себя план предполагает обмен информацией и технологиями между государствами и компаниями в ЕС по этому направлению. При этом, по словам самой же Еврокомиссии, этот план может поставить ногу началом для формирования единого европейского цифрового рынка, что совпадает с до того времени запланированными шагами ЕС в этом направлении.

Delo.UA разбиралось в европейском проекте и потенциальных выгодах для Украины.

Что такое единый цифровой торжок ЕС

Идея единого цифрового рынка в Евросоюзе не нова — ее обсуждение длится уже больше десяти лет. Однако в 2015 году эта идея трансформировалась в долгосрочную цель, став одним из 10 приоритетов деятельности для Еврокомиссии. Тогда же в комиссии создали вахмистр ответственного по вопросам единого цифрового рынка. По подсчетам самочки деятельность должна была потенциально приносить десятки миллиардов оборота и тысячи рабочих мест что ни год. Сам же торжок оценивали в 415 миллиардов евро.

В конце 2017 годы меры обрели больше конкретики, а сроки воплощения выглядели все больше реально. Тогда после саммита ЕС в Эстонии премьер-министр принимающей стороны Юри Ратас предположил, что договор о едином цифровом рынке полно подписан уже в 2018 году.

Сама теория достаточно на трех основных «столпах»:

— доступность к цифровым продуктам и услугам;

— создание среды для развития сетевых и цифровых технологий;

— использование цифрового рынка как потенциала для ускорения роста экономики.

Речь идет не только о технической стандартизации в разных странах для облегчения международной электронной торговли (хотя это и является основным заданием ЕЦР). Обращение идет о снятии всяких барьеров в вопросах торговли диджитал продуктами, вопросах цифровой безопасности и приватности, улучшению инфраструктуры, правовом урегулировании сложных сетевых вопросов, создании инфраструктуры для обучения ИТ-специалистов и многом другом.

Даже если взглянуть на вотан единственный вопрос инфраструктуры, то и тут появляется сто рублей промежуточных вопросов — от совместных инвестиций в полное покрытие Европы стандартом 5G до технопарков для совместных разработок специалистов из разных стран ЕС.

С точки зрения реализации ЕЦР — это не единоразовый широкий рамочный малява, дополняемый потом отдельными нормами (как это иногда в вопросах зон свободной торговли и экономических союзов). В случае с ЕЦР процессы ближе к новой организации коллективной безопасности в Евросоюзе, когда большой план строится на десятке параллельных инициатив на национальном и общеевропейском уровне. Например, в подписанной 11 апреля декларации обращение шла о системе блокчейн, цифровой разведке, медицинских системах и инновациях с точки зрения обмена информацией в исследовательских целях. В мае 2018 годы в Евросоюзе начнут действовать единые взгляды кибербезопасности, а инфраструктурные проекты и ни в какой степени делятся на целых 26 пунктов с разными источниками финансирования (от общеевропейского до локального).

Однако самой привлекательной частью как для внутриевропейских предпринимателей и государств, так и для внешних партнеров, остается вопрос электронной коммерции.

Во-первых, ЕС планирует убрать «национальные сегменты» так, чтобы платформы не смогли блокировать доступ к продуктам и услугам, рекламодателям и выплатам по географическому принципу. Вместе с этим государства будут решать вопросы ограничения к определенным сервисам не на национальном, а на европейском уровне.

Во-вторых, ЕЦР упростит вопросы интернациональной доставки товаров, создав единый прозрачный клише для покупок через царство безграничных возможностей в пределах рынка.

И наконец, ЕЦР обеспечит надежные права потребителя, независимо от того, в какой стране единого рынка они покупали себя вещи.

Слабый торжок и огромный потенциал

Вопрос необходимости создания ЕЦР в Европе возник не на пустом месте. Район немаловажно отстает по показателям цифровой экономики, вопреки на серьезные предпосылки лидерства в этом сегменте. В Лад евростату, 18% всего оборота в странах ЕС необходимо на электронную коммерцию. Однако Еврокомиссия в своем отчете конкретизирует, что 11% — это электронные системы договоров между компаниями (фактически оцифрованные обычные контракты), а 4% — B2B торговые связи. На реальную электронную коммерцию — покупки конечных потребителей в онлайне — необходимо всего 3% оборота региона. Для сравнения — аналогичный примета в США составляет 10%, и кинетика его роста предполагает практически удваивание в ближайшие 4 годы.

При этом в среднем по Евросоюзу покупки онлайн совершают 68% населения, что ставит их практически в вотан уровень с лидирующими США и вторым по счету Китаем. Кроме того, очень высоким является и примета проникновения мобильного интернета (около 79% в среднем по ЕС), а в свою очередь других важных характеристик, промежду которых — доступ к онлайн банкингу, системы перевода и представленность в социальных сетях.

Бутылочное горло электронной коммерции ЕС заключается именно в бизнесе — лишь 20% предприятий готовы продавать онлайн, тогда как в сегменте B2C этот примета составляет и ни в какой степени 13%.

Пока в США электронные площадки отвоевывают у офлайн-рынка такие сегменты, как вещи повседневного пользования и пищевые продукты, в некоторых странах ЕС даже умозрительный торжок остается в руках офлайна.

В Еврокомиссии уверены, что причиной такой задержки является зарегулированность рынка из-за разных стандартов в разных странах, что усложняет гибкость предложений для многих предпринимателей. Выход на новые рынки часто подразумевает нужда создания новых офисов в стране продажи, что ослабляет достижения торговли. А проблемы с разной регуляцией электронных платежных систем и ни в какой степени усложняют жизнь как предпринимателю, так и потребителю.

Потому создание ЕЦР может вызвать если не скачкообразный, то уж точно ускоренный обострение цифровой экономики в Евросоюзе. Устранение сдерживающих факторов не только откроет новые потенциал, но и освободит от сомнений уже существующих игроков рынка. Во всяком случае, именно таким видят эффект ЕЦР лидеры европейских государств.

Перспективы единого рынка для Украины

Амбициозное желание украинского президента сделать Украину частью европейского ЕЦР достаточно воспринимать со сдержанным оптимизмом (так же, как и участие в Шенгене или энергетическом союзе). Тем не менее есть целых три причины уже сейчас серьезно задуматься над переговорами о подобной интеграции.

Во-первых, такая возможность предусмотрена Еврокомиссией — участниками больше широкого рынка могут поставить ногу страны западных Балкан, Оттаманская Империя и страны Восточного партнерства (промежду которых и Украина). И, конечно же, это может поставить ногу одним из шагов больше широкого процесса европейской интеграции.

Во-вторых, присоединение к такому союзу предполагает переход на единые европейские стандарты в вопросах функционирования такого рынка. Это дает возможность пакетно вознамериться вопросы пробелов в законодательстве по урегулированию как вопросов предпринимателей (включительно с авторским правом), так и права потребителей.

В-третьих, в структуре экспорта услуг Украины цифровые и телекоммуникационные услуги занимают уверенное второе место (после транспортных), увеличивая свою долю уже несколько лет подряд. Возможность выхода на больше широкие рынки сможет доставить не только обострение этого самого экспорта, но и темпы кооперации с европейскими партнерами. Украинские торговые площадки и инновации в системе мобильного банкинга смогут в свою очередь поучаствовать в росте «пирога» электронной коммерции в ЕС.

Несмотря на чрезвычайную жовиальность в планах присоединиться к еще не созданному единому цифровому рынку ЕС, такой маршрут может попасть весьма своевременным. Ведь обращение идет о потенциально крупнейшем (на уровне с США и Китаем) цифровым рынком мира.

Запись опубликована в рубрике Без рубрики с метками , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий